(no subject)

КАЛЕЙДОСКОП

АЙСЕДОРА 

/ после прочтения мемуаров 

Айседоры Дункан «Моя жизнь» / 

Как трава на шоссе придорожном, 

Ты росла, не внимая законам. 

Если кто-то к тебе расположен, 

Только эхо людское в затонах.  

Но людей, отразившихся в эхо, 

Ты привлечь не сумела, босая, 

Ведь себя обнажить лишь полдела, 

Но ты этого не сознавала. 

Ты кричала в лицо проходившим: 

« Поглядите, вот мой вам подарок»! 

Но они, живя рядом, — коптили, 

Из свечей, превращаясь, в огарок. 

Без сомнения, ты была лучше, 

Чем сама о себе рассказала, 

И когда бы ни страшный тот случай, 

Всей бы жизнью своей доказала. 

ВЫКРЕСТ 

Я старожил. Я старо жил, 

А старо — значит, плохо, 

Тянулся из последних жил, 

Чтоб жить в ладах с эпохой. 

Но вышло всё, как крест-на-крест, 

И мне кричали: «Выкрест»! 

И, чтобы людям не на смех, 

Был мой обычный выхлест. 

Стрелял словами наповал, 

Не зная сожаленья, 

И только тайно уповал 

На чудное спасенье.

 

Оно пришло, когда не ждал, 

В обличье незнакомки. 

И выглядело, как медаль, 

На вражеских обломках. 

Меня в объятья залучив, 

Как в куль, где мёд и сахар, 

Тем в бессознанку погрузив, 

Как расторопный знахарь.

 

У сердца самого Судьбы, 

Устроившись роскошно, 

Отбросил беспричинный гнев, 

Как грозный нож, в окошко. 

Да, выкрест! Это признаю, 

Но в том вины не вижу. 

И, в каждом встречном, нахожу,

Тем, кто не выкрест, вызов. 

ПОДЫТОЖИЛ 

Прочесть, что я не написал, 

Смогу лишь сам, 

Создать, чего не создавал, 

Вручаю вам. 

А, в общем, если подвести, 

Итог судьбе: 

Оставь в покое скакуна, 

Коль сам — на ишаке. 

Collapse )

(no subject)

ОПАСНЫЙ ДАР 

/ совершенно правдивая история /

С тех пор, как фирма, в которой верховодил Матросов, пошла в гору, он почувствовал себя не сказать, чтоб на коне, а так, на небольшом, но всё же возвышении. И это после всех передряг прежней своей бюджетной организации, где начальство бдительно следило за скрупулёзным соблюдением рабочего времени, ничего не предпринимая для его наполнения и оплаты. 

И вот через три года после ухода с государственной службы и через год после того, как освоился в новом качестве, Вадим Матросов, с известной долей осторожности, стал осознавать себя вполне зажиточным человеком, чтобы позволить душе воспарить, а телу расслабиться, почивая, на добытых, с таким трудом, лаврах. 

Collapse )

(no subject)

+18

КОКОТКА

У кокотки вид был кроткий,

Хоть сейчас в святые.

Всё, что связано с кокоткой,

Для меня — святыня.

В ней баланс мечты и страсти

Выверен и точен.

Отвергаются надменно

Принципы отточий.

Поклоняюсь ей с тех пор,

Как познал отличие:

Нарушать легко с Коко

Правила приличия.

Для неё в приличиях,

Как в еде без перца,

Скукоты наличие,

Перебои в сердце.

Я в объятиях Коко

Нахожу, заметьте,

Понимание причин

Лучшего на свете.

Пусть твердит мораль глухих,

Что кокотки — шлюхи.

Готов биться об заклад:

Это злые слухи. 

ЖЕНЩИНА МОЕЙ МЕЧТЫ

/самой знаменитой куртизанке 

18-го века Нинон  Ланкло посвящается /

Прелестная Нинон Ланкло

Меня увидела в окно

И встрепенулась вся в желаньи,

Жеманится и гнется в стане, 

Глаза возводит выше звёзд

И ниже чресл их опускает,

А я в приятности пускаюсь

В надежде томной на «авось».

Я, времени наперекор,

По тёмным закоулкам страсти,

Навстречу ей спешу и властен

Над нами лишь один закон.

Над исполнением его

Трудились люди век от века, 

И не найдется человека,

Который бы отверг его.

Но червь сомненья 

Точит грудь:

Из тьмы веков

Без перемены?

Нинон, умерь мои

Томленья,

И гибельный сдержи

Мой путь.

КОМЕДИЯ ОШИБОК

Перешла дорогу —

У порога стала.

«Ты чего»?– спросил я,

Ты же промолчала.

Ты же промолчала,

Но глядела прямо.

Только уличала

Злобно и упрямо.

«Обманул,– всплакнула,–

Обвёл вокруг пальца»…

Я стоял понуро

С видом новобранца.

« Ты,– кричала нервно,–

Как скупой меняла!

Был бы ты не первым,

Я б давно слиняла.

Лишь живая вера

В слово обещанья,

Меня удержала от

С тобой прощания».

«Ты нашла, похоже,

Что во мне искала…

Collapse )

(no subject)

ВЕРСИЯ

На рассвете во двор Сучковых опустилась летающая тарелка, и хозяин, поддерживая спадающие трусы, еще хранящие ночное тепло, выскочил из дома и взобрался в изрыгающую синий жар колымагу. Спустя мгновение межпланетное чудище растворилось в прохладном небе, оставив после себя вонючий шлейф бурого дыма.

Получив по мобильнику сообщение о случившемся, участковый милиционер лейтенант Заходякин покорно принял к исполнению «Дело о таинственном исчезновении гражданина Сучкова», не сулящее ничего, кроме пустых хлопот. Заходякин знал Сучкова как баламута и тунеядца. От такого можно ждать всего. Последний раз его сняли с креста, венчающего купол деревенской церквушки, куда взобрался во время воскресной молитвы, дабы облаговестить односельчан намерением с понедельника бросить пить. А поскольку поверивших не нашлось, запил и того пуще. Но фокус с летающей тарелкой, даже на фоне его бесконечных проделок, выглядел из ряда вон выходящим. 

«Этого не может быть, потому что не может быть никогда»,– размышлял Заходякин, не подозревая, что самостоятельно приблизился к мысли классика. До места происшествия пришлось добираться пешком, поскольку мотоцикл третий месяц пребывал в капитальном ремонте. Несколько поколебало уверенность Заходякина то, что жена Сучкова, Дуся, дала показания в том смысле, что летающая тарелка никакой не бред  супружеского воображения, а самая что ни на есть настоящая реальность.

Collapse )

(no subject)

КАЛЕЙДОСКОП

АЙСЕДОРА 

/ после прочтения мемуаров 

Айседоры Дункан «Моя жизнь» / 

Как трава на шоссе придорожном, 

Ты росла, не внимая законам. 

Если кто-то к тебе расположен, 

Только эхо людское в затонах.  

Но людей, отразившихся в эхо, 

Ты привлечь не сумела, босая, 

Ведь себя обнажить лишь полдела, 

Но ты этого не сознавала. 

Ты кричала в лицо проходившим: 

« Поглядите, вот мой вам подарок»! 

Но они, живя рядом, — коптили, 

Из свечей, превращаясь, в огарок. 

Без сомнения, ты была лучше, 

Чем сама о себе рассказала, 

И когда бы ни страшный тот случай, 

Всей бы жизнью своей доказала. 

ВЫКРЕСТ 

Я старожил. Я старо жил, 

А старо — значит, плохо, 

Тянулся из последних жил, 

Чтоб жить в ладах с эпохой. 

Но вышло всё, как крест-на-крест, 

И мне кричали: «Выкрест»! 

И, чтобы людям не на смех, 

Был мой обычный выхлест. 

Стрелял словами наповал, 

Не зная сожаленья, 

И только тайно уповал 

На чудное спасенье.

 

Оно пришло, когда не ждал, 

В обличье незнакомки. 

И выглядело, как медаль, 

На вражеских обломках. 

Меня в объятья залучив, 

Как в куль, где мёд и сахар, 

Тем в бессознанку погрузив, 

Как расторопный знахарь.

 

У сердца самого Судьбы, 

Устроившись роскошно, 

Отбросил беспричинный гнев, 

Как грозный нож, в окошко. 

Да, выкрест! Это признаю, 

Но в том вины не вижу. 

И, в каждом встречном, нахожу,

Тем, кто не выкрест, вызов. 

ПОДЫТОЖИЛ 

Прочесть, что я не написал, 

Смогу лишь сам, 

Создать, чего не создавал, 

Вручаю вам. 

А, в общем, если подвести, 

Итог судьбе: 

Оставь в покое скакуна, 

Коль сам — на ишаке. 

Collapse )